Мне было тогда семь с небольшим и я себя хорошо помню, помню тот идеологиче| Архив № 2602

Мне было тогда семь с небольшим и я себя хорошо помню, помню тот идеологический обстрел, которому, помимо обстрела бомбами, минами и снарядами, подверглось тогда мирное население, в особенности мы, дети.

Началось с того, что в один прекрасный день всех нас насильно, независимо от воли родителей, записали в школу, надо полагать, румынскую (Одесса тогда входила в состав так называемой Транснистрии).

Воспоминания о школе всегда связаны с воспоминаниями об учителях.

Итак, моя первая учительница… Имя её Татьяна Дорофеевна. Фамилии не помню. Это пожилая женщина с каменным непроницаемым лицом и в какой-то немыслимой, никогда нами не виданной долгополой одежде, многоэтажной, на вид неудобной и несколько неряшливой, не то серого, не тот грязнобелого оттенка.

Мы, дети, как цыплята, сгрудились вокруг неё, всё внимательно разглядываем, маленькие человечки, доверчивые, растерянные, голодные, кое-как одетые, незащищенные.

Звенит звонок. Нас выстаивают парами и ведут в школьный зал. Там нас встречают какие-то незнакомые люди: высокий бородатый мужчина в чёрном облачении, на котором так и горит золотая цепь с прикреплённым к ней очень большим крестом, жженный военные лица в штатском, наверное учителя. Начинается, как я понимаю сейчас, молебен. Нам приказано стоять смирно и повторять вслед за священником непонятные слова. Надо ли говорить, что мы, дети, выросшие в детских садиках, о молитвах не имели ни малейшего представления и произносили их чисто механически.

Утомившись от долгого стояния, детвора постепенно начала сдавать: задвигалась, заговорила, сначала шёпотом, потом громче, кто-то кого-то толкнул, кому-то наступили на ногу, ещё кому-то захотелось по неотложному делу. И самый шустрый из нас вдруг заработал от классной мамы такой мощный подзатыльник, что от неожиданности чуть не упал, заревел отчаянно на весь зал и «получил» ещё. Человек в чёрном взял его за ухо и, как нашкодившего котёнка, вышвырнул за дверь. Церемония продолжалась.

По окончанию торжественного открытия школы нас «рассортировали» по классам. Мы уселись за парты и во все глаза следили за каждым движением Татьяны Дорофеевны. Та молча сверлила нас глазами. «Ну-ка, кто из вас Яша, признавайтесь», - сказала она неожиданно. Мы переглянулись. Мы даже стали оборачиваться назад, стараясь угадать, кто же тот таинственный Яша, которого так хочет увидеть учительница. Вдруг глаза её впились в чумазенького вертлявого мальчугана и она, как коршун, налетела на него, схватила за волосы, оторвала от парты и швырнула в угол. «С этой минуты все непослушные мальчишки будут называться у меня Яшами, - произнесла она многозначительно, - а вы должны знать, что это значит. Тут ребёнок, переименованный в Яшу, громко заплакал – ему стало страшно там в углу, и он описался. Все просто окаменели от ужаса, но вдруг прозвенел спасительный звонок, и нам разрешено было выйти из класса. На перемене я подошла к тётеньке с веником, вероятно уборщице, и спросила у неё, не знает ли она, кто такой Яша. Она испуганно взглянула на меня, погладила по головке: но не ответила ничего. Вскоре мне всё же удалось установить, что именем Яша Татьяна Дорофеевна «клеймила» евреев. Кстати сказать, их, бедных, в ту пору уже не было в Одессе – всех до единого расстреляли фашисты за городом в первые дни оккупации. Что же касается нашего школьного, вернее, классного Яши, то как оказалось, он был просто одесским хлопчиком с Молдаванки и звали его Колей.

С этим Колей я очень подружилась, мы даже сидели с ним за одной партой. Он постоянно дергал меня за косичку, но я понимала, что делал он это любя, и всё ему прощала.

Однажды Коля не пришёл на занятия. Вскоре мы узнали, что он подорвался на мине, которую хотел разобрать. После трагической гибели мальчика наша учительница ничуть не изменилась и Яшами стала называть других детей.

Мне она сказала как-то, подталкивая к освободившемуся месту незнакомую черноволосую девочку, босую и оборванную, похожую на цыганочку: «Будешь сидеть со зверушкой!».

Но это уже другая история…

Валентина ШВЕЦ

Реклама

Последние новости